Д. А. Келли и когнитивное направление

 

 

главная        биография        теория        психотерапия       словарь

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

      

Советы врача при психическом заболевании

 

    Душевная картина заболевания характеризуется, как и при многих отравлениях, влекущих за собой заболевания мозга, сноподобным помрачением сознания, которое протекает в сопровождении всякого рода галлюцинаций, запутанных бредовых переживаний с переменой настроения и беспокойством. Это довольно внезапно наступившее и тут же вновь исчезнувшее состояние длилось около 8 дней. Нам, быть может, следует себе представить, что здесь, как при koma diabeticum, произошло быстрое накопление в крови ядовитых продуктов распада, которые потом были обезврежены и выделены. Во всяком случае, эпилептиформный припадок, имевший место у больного полгода тому назад, показывает, что здесь развилась хроническая болезнь, способная вызвать явления мозгового раздражения. С прекращением помрачения сознания болезнь эта, конечно, еще не закончилась и подобные расстройства и впредь будут иметь место. Врач отметит большое сходство данной картины болезни, не обусловленной, конечно, злоупотреблением алкоголем, с белой горячкой пьяниц, о которой будет речь ниже, и которую мы имеем основание приписать расстройству обмена веществ вследствие хронического алкоголизма. Уремия при всяких обстоятельствах является очень серьезной болезнью, которая довольно часто ведет к быстрой смерти. При лечении должно, по возможности, заботиться об удалении накопившихся в крови продуктов распада при помощи горячих ванн, в некоторых случаях — кровопускания и впрыскивания поваренной соли, диуретина, а также возбуждения сердечной деятельности посредством кофеина и дигиталиса.

    Очень интересную картину болезни представляет второй больной, которого я хочу вам сегодня демонстрировать: 19-ти летний кельнер, лишь вчера поступивший к нам. Как вы видите, его поведение очень своеобразно: он весь дергается и беспокоен. Он кривит углы рта, морщит лоб, вращает глазами, подымает брови, складывает в трубочку губы, вдыхает воздух сквозь зубы, вертит языком, и все эти движения особенно усиливаются при разговоре. Руки у него в беспрерывном движении. То он опирается рукой на колено, то на край стола, то закладывает руки крест на крест, то прижимает их к животу; при этом пальцы у него растопыриваются, плечи внезапно поднимаются, он производит всевозможные сгибательные, разгибательные и вращательные движения, начинающиеся обычно толчками и медленно ослабевающие. Ноги в таком же, правда, несколько менее выраженном беспокойном движении: то он их выдвигает вперед; то подбирает под себя, раздвигает, скрещивает, закладывает ногу на ногу, беспрестанно меняя позы. Соматическое исследование этого юноши среднего роста, стройного, бледного и плохого питания обнаружило дующий систолический шум, который резче всего слышен у верхушки. Пульс — 54 удара в минуту. Сухожильные рефлексы живые, раздвинутые пальцы слегка дрожат; при стоянии с закрытыми глазами замечается некоторая неуверенность. В остальном, никаких уклонений не отмечено.

    При попытке вступить в контакт с больным нас прежде всего поражает монотонная, невыразительная, едва понятная речь; расстройству речи, очевидно, в сильной степени способствует постоянно вклинивающиеся беспорядочные движения губ, челюсти и языка. Пишет больной большими, расходящимися во все стороны, неправильными буквами со многими украшениями, но без ошибок в содержании. Обращенные к нему вопросы больной воспринимает правильно, хотя несколько невнимательно, старается дать соответствующие ответы, производит, однако, при этом впечатление рассеянного, отклоняется часто от темы, внезапно замолкает, оглядывается и к дальнейшему надо его побудить. Он отдает себе отчет во времени и месте, равно как и о своем состоянии, имеет ясное ощущение своей болезни, его здоровье расстроилось. Настроение его в общем веселое, беззаботное, однако, несколько безразличное. Временами он становится озлоблен, раздражителен, полагает, что другие больные замышляют против его жизни; нам пришлось присутствовать, как он взволновался из-за замечания соседа-больного, вышел из себя, горячо ругался, хотел убежать, но затем скоро вновь успокоился. Клиническое толкование настоящего случая не представляет особой трудности. Своеобразные расстройства движения должны быть без дальнейшего признаны хореатическими. Во всяком случае, хорея является лишь симптомом, известным медицине который появляется на самой разнообразной почве. Чаще всего дело касается “сиденгамовской хореи” в форме острой или подострой, встречающейся чаще всего в молодом возрасте и вызываемой стрепто или стафиллококковой инфекцией. Она связана очень часто с суставным ревматизмом; посредствующим звеном, очевидно, являются эндокардитические изменения, которые ведут к микроскопическим эмболиям в мозговых сосудах. В близком родстве с этой болезнью стоит chorea gravidarum, которая часто является лишь вспышкой застарелой хореи. Наоборот, совершенно другое значение имеет более редкая форма болезни, ко¬торую называют “Гунтинхтоновской хореей”. Тут дело касается хронически протекающей семейной болезни, начинающейся чаще всего на 4 и 5 десятке жизни, которая постепенно ведет к значительному слабоумию и смерти. Другая группа явлений принадлежит к “постгемиплегической” хорее. Здесь появляются вследствие энцефалита после одностороннего или двустороннего паралича хорееподобные движения, которые без резких границ переходят в атетоз. Наконец, можно еще упомянуть об “истерической” хорее, о тех беспорядочных подергиваниях, которые появляются у истериков в связи с душевными волнениями и держатся то или другое время.

    В рассматриваемом случае молодой возраст, шум в сердце говорят за сиденгамовскую хорею. Анамнез совершенно подтверждает это предположение. Больной, не отягощенный наследственностью и не злоупотреблявший спиртными напитками, был духовно очень одарен и, кроме обычных детских болезней, в 4-х летнем возрасте страдал в течение 14 дней судорогами. Полгода тому назад в Каире он после воспалительного процесса в горле заболел суставным ревматизмом, который очень подорвал его силы, несмотря на лечение. Несколько недель спустя появились внезапно подергивания лица и рук; речь стала неясной. Одновременно больной стал ворчлив, раздражителен, возбужден, говорил, что жизнь ему надоела, было бы лучше если б его не было больше на свете. Возвратившись на родину, он стал говорить, что он здесь не может оставаться; он должен уехать; родители, будто, перестали его выносить. Он был очень раздражителен, ругался по малейшему поводу и производил всякие нецелесообразные действия, убирал ящики, разбрасывал платья. При возбуждениях подергивания очень усиливались, ослабевали при уговоре и во время прогулок и совершенно прекращались во время сна. Питался больной хорошо, но кормление затруднялось тем, что язык при жевании застревал между зубами. Иногда появлялось весьма незначительное повышение температуры. Сон был в большинстве случаев хороший, но в последнюю ночь он был в значительной степени нарушен хореатическим беспокойством. Из всего этого ясно, что настоящее состояние болезни должно быть приписано инфекции, которая началась ангиной, а потом развилась в суставной ревматизм и эндокардит — обычный способ возникновения Сиденгамовской хореи. Душевные изменения, наблюдающиеся у больного, также соответствуют обычным наблюдениям. Эти изменения не очень резки и ограничиваются затруднением понимания и мышления, повышенной отвлекаемостью, переходами настроения от веселого к грустному или тревожному с попутными характерными для депрессии представлениями, повышенной эмоциональной раздражительностью и живым беспокойством. Эта картина, с сопровождающими ее то более сильными, то более слабыми подергиваниями, имеет весьма определенный характер. В более тяжелых случаях можно наблюдать, как недостаток осмысления возрастает до глубокой спутанности с потерей ориентировки в месте, времени и положении. Одновременно могут появиться отдельные галлюцинации зрения и слуха с бредовыми сноподобными переживаниями; при этом беспокойство может своей резкостью принять угрожающие для жизни размеры. Обычно, однако, болезнь протекает в описанных здесь рамках. Продолжительность болезни обыкновенно бывает не больше нескольких недель или месяцев; начавшись бурно, расстройства эти после различных колебаний постепенно ослабевают, но нередко потом, иногда лишь спустя несколько лет, вновь повторяются. Это напоминает нам склонность ревматических и эндокардитических заболеваний к частым рецидивам. С другой же стороны, мы должны быть готовы к тому, что в 9% данных случаев больные умирают вследствие слабости сердца, инфекции или других случайностей. При лечении должно прежде всего стараться побороть при помощи аспирина или других салициловых препаратов основную болезнь; при дальнейшем лечении могут принести пользу маленькие дозы мышьяка. Беспокойство можно смягчить успокаивающими средствами, верональнатрием, клизмами с амиленгидратом и сделать его безвредным, уложив в постель, выстланную подушками, или же на протянутую простыню в теплую длительную ванну. Часто отсутствующий сон корректируется посредством лекарства , например паралдегида. Совет врача: особое внимание следует обратить на то, чтобы ослабевшим больным давать обильную, легкую, удобоваримую пищу, при сильном беспокойстве больного приходится прибегать к зонду. В период выздоровления эти чувствительные, склонные к рецидивам больные долгое время еще нуждаются в осторожном обращении.

 

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

 

Москва, кабинет
психолога Консультация психолога в Москве : Психологическая помощь при одиночестве, стрессе. Психотерапия (невроз, депрессия, фобии). Психоанализ.

психологическая помощь Что такое депрессия?: симптомы депрессии, сезонная депрессия, лечение депрессии

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Читайте в Образовательном Проекте "Psy4.ru":

 

Зигмунд Фрейд и психоанализ

Альфред Адлер и индивидуальная психология

Карл Густав Юнг и аналитическая психология

Эрик Эриксон и эго-психология

Эрих Фромм и гуманистическая психология

Карен Хорни и социокультурная теория

Абрахам Маслоу и гуманистическая психология

Карл Роджерс и феноменологический подход

Б. Ф. Скиннер и бихевиоризм